Под ковром Мюнхена. Как мир вступает в эпоху "беззападности"

2020-02-23 11:25:42

3117 75

Никаких серьёзных дискуссий и прелюдий к решению международных проблем. 57-летней Мюнхенской конференции нечего предложить миру, кроме пропагандистских уловок и бессодержательной мультяшной формулы: "Ребята, давайте жить дружно"

Госсекретарь США Майк Помпео, пять раз повторивший во время выступления в Мюнхене, что Запад побеждает, но не заметивший ответного блеска в глазах аудитории, решил надавить на чувства слушателей и рассказал трогательную историю. Во время недавнего визита в Украину он посетил в Киеве «госпиталь, где лечатся военные, пострадавшие в результате российской агрессии. Там был тяжелораненый боец, мы с ним беседовали. И уже собирались уходить, как вдруг он взял форму, оторвал нашивку своей части и подарил мне как сувенир. Это напомнило мне, что ради суверенитета надо бороться вместе».

По-видимому, это воспоминание господина Помпео было призвано сильнее повлиять на участников конференции, чем его доводы о том, что «из космоса отлично видно, что Южная Корея светится, а Северная — во тьме. Беженцы, рискуя жизнью, переплывают Средиземное море, чтобы попасть в Грецию и Европу, но никто не желает получить убежище в Иране или на Кубе. Студенты стремятся учиться в Кембридже, а не в Каракасе. Предприниматели мечтают запустить бизнес в Кремниевой долине, а не в Санкт-Петербурге». Но в действительности умонастроения представителей Запада так и остались далёкими от победных. Не все разделяли воззрения президента Франции Эммануэля Макрона, призывавшего пересмотреть «основы отношений» с Россией. Но озабоченность тем, что Запад — а если сузить, то Европа — оказался в растерянности перед угрозой, исходящей от России, была сильнее доводов и о победе, и о необходимости бороться вместе за суверенитет Украины.

За несколько дней до события его организаторы опубликовали экспертный доклад под названием Westlessness — «Беззападность». В первой главе документа даётся объяснение, почему аналитики употребляют именно такой безрадостный термин: «В последние несколько десятилетий ответ на вопрос, что удерживает Запад вместе, был ясен: приверженность либеральной демократии, правам человека, рыночной экономике и сотрудничеству в международных институтах. Сегодня значение Запада всё больше оспаривается. Мы свидетели «распада Запада» как относительно сплочённой геополитической конфигурации. Мир становится всё менее западным. Но что ещё важнее, менее западным становится сам Запад. Это то, что мы называем «беззападностью». На подъёме сейчас, констатируют авторы, «незападный» мир, который олицетворяют Россия и Китай. Первой посвящена отдельная глава Putemkin’s State — «Путемкинское государство»: что-то среднее между «потёмкинской деревней», то есть сплошной бутафорией, и державой Путина. Этот тяни-толкай, по мнению авторов, слаб от раздирающих его проблем, но парадоксальным образом умудряется «нанести немало ударов, одержав несколько дипломатических побед»: Россию восстановили в правах в ПАСЕ; Турция, член НАТО, закупила российские зенитно-ракетные комплексы С-400; влияние РФ на Ближнем Востоке усилилось. Вишенка на этом торте — дипломатические заигрывания с Москвой Макрона, чьи слова приведены в качестве одного из «эпиграфов» главы: «Выталкивание России из Европы является основной стратегической ошибкой».

Исчезновение Мюнхена

Эти слова президент Франции сказал в августе минувшего года, и такая временная привязка позволяет сделать вывод о последовательности, демонстрируемой им вот уже несколько месяцев, если не лет. Правда, Макрон открыл объятия для Путина далеко не сразу. Едва став главой государства в мае 2017 года, он выказывал понимание, что Россия мало соответствует тому фасаду, который пытается демонстрировать миру. Тогда в ходе совместной пресс-конференции с Владимиром Путиным в Версале он назвал RT и Sputnik — российские СМИ, работающие на иностранную аудиторию, — органами влияния и пропаганды. Три года назад Макрон шёл в ногу с теми, кто видел в России главную угрозу для Европы. Так эта доминанта была обозначена и в выступлениях Мюнхенской конференции — 2017. Само противостояние РФ — Запад тогда подавалось даже оптимистически: Москва остаётся в изоляции, её не поддерживают даже традиционные союзники — Тегеран и Пекин. У западных же стран была консолидированная позиция в отношении России: она поддерживает сепаратистов на Донбассе (так сказала Ангела Меркель), санкции против неё следует усилить (это слова американского сенатора-республиканца Линдси Грэма). И даже несмотря на то что об Украине тогда говорили не слишком много, антироссийская риторика звучала со всей очевидностью. Ни о каком развороте к Москве не упоминалось. Ни о какой Westlessness речь не шла. И слова о победе Запада были куда более уместны, чем сейчас.

мюнхенская конференция, донбасс

Выступление Майка Помпео в Мюнхене: пять раз повторил, что Запад побеждает

Однако уже тогда, в феврале 2017-го, авторы доклада предупреждали, что США под руководством Дональда Трампа, в то время только вступившего в должность президента, могут отказаться от роли гаранта международной безопасности, а внешняя политика Вашингтона превратится в более одностороннюю или даже националистическую. Годом позже доклад с красноречивым названием «До края пропасти — и обратно?» подтвердил: США уходят от своей ведущей роли. А в 2019-м Тоомас Хендрик Ильвес, бывший президент Эстонии и один из старожилов Мюнхенской конференции по безопасности, со свойственной ему прямотой и иронией заявил: «После прошлой конференции я был в подавленном состоянии, но после нынешней понял, что тогда это был оптимизм». И добавил: «Линии раздела между Атлантикой стали более жёсткими».

Вся динамика показывает, что Мюнхен не исчез мгновенно. Он не превратился в одночасье в свою собственную тень, как люди на мосту Айой в Хиросиме при взрыве атомной бомбы «Малыш» в 1945 году. Он рушился постепенно. И сразу несколько факторов вели к этому обрушению.

От Трампа до Realpolitik

Внешняя политика Дональда Трампа — возможно, самый главный фактор. Глава Белого дома и в самом деле усердно поработал над тем, чтобы в Европе его действия начали воспринимать как выкручивание рук и игру в одни ворота. Притом в некоторых вопросах он был прав. Когда, например, требовал от стран НАТО довести расходы на оборону до 2% ВВП. Или когда в 2018-м возмущался: «Какая польза от НАТО, если Германия платит России миллиарды долларов за газ и энергоресурсы? Почему только пять из 29 стран выполняют свои обязательства?» В 2019-м уже не пять, а девять стран блока преодолели черту в 2%. Но в декабре минувшего года на пресс-конференции в Лондоне накануне встречи лидеров стран Альянса Трамп повторил то, о чём говорил прежде: «2% — очень низкая цифра, должно быть 4%». Сами Соединённые Штаты застряли не слишком далеко от второго показателя: 3,42%.

На Трампа можно смотреть как на ненормального милитариста, но безопасность — это вопросы средств и действий, а не увещеваний. Иначе почти бессмысленно говорить о перспективах улаживания каких бы то ни было международных конфликтов. Как выразился на нынешней Мюнхенской конференции глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель: «Европа должна развивать «аппетит» к силе, готовность действовать. Не давать комментариев и не заявлять ежедневно, что мы очень обеспокоены, чрезвычайно обеспокоены. Мы должны быть способны действовать».

Пока Европа не слишком успешно это демонстрирует, что на примере отношений к России особенно заметно. Позиция Макрона если и выделяется на общеевропейском фоне, то разве что откровенностью. Но и позиция Германии тоже отдаёт соглашательством — тем самым подходом Realpolitik, который экономическую выгоду ставит выше всего. В Вашингтоне такие настроения чувствуют, и в нынешнем году американский десант привёз в Мюнхен не только призывы отказаться от покупки российского газа и аргумент, что «Северный поток — 2» не является исключительно коммерческим устремлением. Да, Майк Помпео применительно к этому воскликнул: «Не дайте себя обмануть!» Однако вместе с тем пообещал выделить вскоре порядка $1 млрд на финансирование проектов в ЕС, которые позволят снизить энергозависимость от России.

Два антизападных аргумента

Сработает ли посул американцев? Или же озвученная сумма покажется европейским партнёрам слишком маленькой, чтобы начать дистанцироваться от России и ситуации «Беззападности»? Трудно сказать.

Во-первых, вернуть доминирующее положение Запада не так-то просто, если вообще возможно. Утратив былое единство, он мало-помалу утрачивает и своё экономическое могущество. Об этом не без удовольствия говорил на конференции министр иностранных дел РФ Сергей Лавров: «Только посмотрите на цифры. За последние 30 лет доля стран G7 в глобальной экономике радикально уменьшилась — с 46% до 30%. В 2019 году их объединённый ВВП составил $42,4 трлн, а ВВП стран БРИКС — $47,6 трлн. То есть БРИКС обгоняет G7 на более чем $5 трлн». И этот разрыв, по мнению Лаврова, будет увеличиваться. Поэтому европейским лидерам приходится думать, оставаться ли им в фарватере Вашингтона или же по крайней мере диверсифицировать свои экономические стратегии.

Но есть ещё и «во-вторых» — российская пропаганда, которая «воспитывает» отношение к Москве не правителей, а целых обществ: французского, немецкого, итальянского и т. д. Четыре года назад Сесиль Вессье, профессор университета города Ренн, специалист по России и СССР, а также автор книги «Сети Кремля во Франции», говорила о неприятии Путина французами: 85% из них относились к нему плохо или очень плохо. Несмотря на то что тролли в интернете, прокремлёвские и кремлёвские СМИ, работающие на имидж Кремля за рубежом, создавали картинку прямо противоположную. Однако капля камень точит. Опросы, проведённые французской социологической компанией IFop в 2018-м, свидетельствовали об ином: европейцы стали «путинофилами». 34% немцев, 34% французов и 38% итальянцев назвали его в качестве сильнейшего лидера. Даже Трампу не удалось сорвать такой «букет». Почему? Потому что именно так российского правителя преподносит, например, канал RT France, аудитория которого существенно расширилась благодаря непрерывному освещению протестов «жёлтых жилетов». Одна из участниц движения заявила даже, что Франции нужен Путин, который «урезонил бы нашего клоуна Макрона».

В Германии ситуация немного иная. Однако когда там в апреле прошлого года показали документальный фильм «Путин и немцы» — об «истории взаимного разочарования», как сформулировали журналисты российского бюро Deutsche Welle, — то выяснилось, что это разочарование не так уж и фатально. Один из опросов, на который была ссылка, показывает, что у 51% немцев политика российского лидера опасений не вызывает. А на вопрос о том, что, может быть, Запад слишком враждебно относится к России, утвердительно ответили 37% в Западной и 52% в Восточной Германии, на территории бывшей ГДР.

Такие настроения в обществе — карт-бланш для правителей. Будь последствия российской пропаганды не такими ошеломляющими, вряд ли бы мы услышали заявления Макрона и особый подход немецких политиков. На манер того, который продемонстрировал президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, автор нашумевшей «формулы», в отсутствие Ангелы Меркель выступавший главным представителем страны. «Россия не только попрала международное право при аннексии Крыма, она превратила силу в инструмент политики. Возникли отсутствие доверия, конфронтация», — начал он свою речь. А закончил так: «Нужно улучшенное отношение ЕС к России и России к ЕС, но не за счёт государств и народов Центральной Европы». Всё это напоминает анекдотический приказ: войска распустить, фронт не сдавать. Противоречие содержит сама формулировка, и она куда ближе к позиции господина Макрона, чем может показаться на первый взгляд.

Полное выступление президента Украины в Мюнхене

Шаги к капитуляции

Именно общественные настроения европейцев, которыми столь умело манипулирует Москва, сделали возможным появление на свет скандального документа «12 шагов к миру на Донбассе». Одним из его соавторов выступил председатель конференции, бывший высокопоставленный немецкий дипломат Вольфганг Ишингер. История обнародования доклада на сайте конференции, исчезновения, а затем нового «воскрешения» — отдельная тема. Как и перечень тех, кто этот доклад подписал (там есть и украинцы, чей пророссийский вектор — секрет Полишинеля). Но главное — в другом: общественные настроения, насаждённые Россией в Европе, позволили Ишингеру бросить очередной «кремлёвский пробный шар». С предложением как можно скорее запустить в Украине всеобъемлющий национальный диалог об идентичности, с участием соседей — Польши, Венгрии и России.

На документ немедленно отреагировали в Украине. Пятый президент страны Пётр Порошенко назвал доклад «мюнхенским сговором против Украины» по аналогии с событиями 1938 года. А эксперты Atlantic Council резко осудили сам подход к проблеме, обозначенный авторами «12 шагов» как «конфликт в Украине и вокруг неё». «Это описание извращает истинные причины проблемы и делает нахождение решения невозможным, — сказано в их заявлении. — «Конфликт в и вокруг Украины» начался, когда российские военные — в форме, но без отличительных знаков, — захватили Крымский полуостров и РФ его аннексировала. После этого Москва начала гибридную войну на Донбассе, используя мощную пропагандистскую машину, чтобы представить события как внутриукраинский гражданский конфликт. Без указаний Кремля, финансирования и поставок вооружений, а порой и контингентов с российской стороны никакого «конфликта в Украине и вокруг неё» не было бы». По мнению аналитиков Atlantic Council, документ о «12 шагах к миру на Донбассе» повторяет тезисы Кремля, а лучшим шагом к урегулированию конфликта было бы «остановить агрессию России».
Собственно, такие резкие заявления и породили историю с исчезновением доклада на сайте конференции. Потом его там восстановили в правах, а господин Ишингер развёл руками, повторяя мантру о необходимости диалога с Россией, несмотря на её действия в Грузии, Украине и Сирии, и предложил не воспринимать и сам доклад, и его подпись под ним «так ужасно серьёзно».

Если это лучшее, что 73-летний глава Мюнхенской конференции, стоящий у её руля с 2009 года, мог сказать, то можно лишь констатировать: данная площадка для дискуссий о безопасности находится в драматической стадии самопогребения. Её уже вряд ли что-то спасёт от окончательного умирания. Westlessness уже наступила. И если сегодня Европа заигрывает с Россией, то завтра она будет делать то же самое с Китаем. И проигрывать обоим.

Первая полоса газеты The Security Times, которая выпускается организаторами конференции, обозначила определённую расстановку сил на сегодня. Дональд Трамп и Си Цзиньпин на ней играют в футбол мячом в виде глобуса. Владимир Путин пытается перетянуть игру на себя. Ангела Меркель и Эммануэль Макрон сидят на скамейке запасных. Но, возможно, изображение действий последней пары, как раз и воплощающей наступление «Беззападности» в Европе, не самое точное. Их удел — подыгрывать. И вопрос, кому, остаётся открытым лишь наполовину. А то и меньше. 

Loading...